История и экономика Японии
Get Adobe Flash player

Матерый волк

Экономической основой японского империализма неизменно оставались монополистический капитал и помещичье землевладение. Движущей силой производства оставалась ненасытная жажда прибыли капиталистов. Даже такой матерый волк японской буржуазной экономической «науки», как владелец крупнейшего экономического издательства «Тойо кэй дзай» Тандзан Исибаси, был вынужден признать, что капиталистическая собственность стояла на пути расширения военного производства. «На многих предприятиях,—писал он в 1943 г.,— утверждают, что дальнейшее увеличение производства было бы возможным, если бы были подняты цены на соответствующие фабрикаты. Если это так, то расширению производства мешает служение капиталу. Таким образом, благодаря тому, что частные предприятия должны, с одной стороны, служить капиталу, а с другой — удовлетворять потребности государства, расширение производства в условиях военного времени невозможно сверх определенного лимита. Однако принесло бы больше вреда, чем пользы, вмешательство в существующую структуру частных предприятий, изменение того, что установлено обычаем, или включение предприятия в новую систему управления. » В действительности, разумеется, «частные предприятия» «служили капиталу» не «с одной стороны», а целиком и полностью — как и в мирное время, потребительная стоимость производимых товаров для владельцев предприятий имела значение лишь постольку, поскольку их производство приносило прибыль. { Сосредоточение экономического контроля в руках финансового капитала исключало возможность действительно всеобщей мобилизации экономических ресурсов страны. На протяжении всей войны опубликование каждого из законов или указов по экономическому контролю провозглашалось японской печатью как очередной шаг в «упорядочении производства», в развитии «плановой экономики».